«Бабку в коридорі лиши – все одно до ранку сkлякне!» – нaкaзав головлікар! А вранці ледь не лyснув від гнiву …

Это была одна из лучших больниц в городе. Современное оборудование, ремонт, специалисты на уровне. Только атмосфера там была не очень дружелюбная. Из-за строгости главврача его все побаивались. Но благодаря же его же жёсткому характеру и удавалось выбивать деньги из бюджета. Однако персоналу было с ним сложно. Он свысока смотрел на своих подчинённых, как бы показывая своё превосходство.

«Смотрите, это благодаря мне у вас есть хорошие условия работы». Пациенты считали удачей оказаться именно в этой больнице, но с главврачом предпочитали не сталкиваться. Слухи о его нраве шли впереди его самого. Слишком он высокомерным был, не любил опускаться до простых людей и их проблем. Только вот с влиятельными или денежными пациентами Сергей Вячеславович был более выдержанным и внимательным. Характер его заметно испортился после того, как он стал главврачом, и с годами всё больше черствел.

К своим 45 он добился не только признания, как специалиста, но и негласного звания тирана. К его счастью или спокойствию он не знал, как его ненавидят окружающие. Думал, боятся, значит уважают. Гордился своими достижениями. В тот день до окончания рабочего дня оставалось меньше часа. Сергей Вячеславович заканчивал мелкие дела, и тут его вызвали к вновь поступившей пациентке.

Пришлось идти в смотровую. На кушетке лежала старушка. Она поступила к ним с болями в животе. У медсестры были сомнения по поводу того, что делать с бабушкой, хотела мнение специалиста услышать. Сергей Вячеславович был тронут таким доверием к нему, как к специалисту, но вот вид пациентки его не впечатлил. Вечер среды, отделение почти заполнено, и тут старушка. Ему даже данные её смотреть не нужно было, и так понятно, что бабуля в преклонном возрасте. Таких лечить зачастую бесполезно. Пока будешь одно спасать, что-то другое по пути откажет. Тронешь одно, другое не выдержит.

Доктор трезво оценивал ситуацию. Есть пациенты, за которых лучше не браться. Это нецелесообразно ни с точки зрения расходования ресурсов, ни для самого человека, только продлевать мучения. В итоге, после беглого взгляда на бабушку, главврач отвёл медсестру в сторону и сообщил ей, что бабка уже не жилец. «Но вы даже не осмотрели её?» – растерялась молодая девушка. «Я увидел всё, что нужно», — с важным видом заметил доктор. «Она своё уже отжила». Там только боли в животе. Хотел уточнить сразу на УЗИ или… «Бабушка ваша уже при смерти. На лице всё написано», — оборвал медсестру Сергей Вячеславович.

Нина была в некотором замешательстве. Она, конечно, знала, что главврач — хороший специалист. И, наверное, за многолетнюю практику уже научился даже по внешнему виду определять, жилец — человек или нет. Но всё-таки нужно же предпринять какие-то попытки. Она думала, что это необходимо сделать, и хотела даже настоять на этом. Но Сергей Вячеславович так строго на неё смотрел и так категорически и резко отвечал, что она побоялась сказать что-то против. Главврач нервничал, и медсестра понимала его нервозность.

Конец рабочего дня — и тут такая пациентка. Стариков Сергей Вячеславович всегда недолюбливал. За ними нужен был более тщательный уход. И, конечно, это пациенты, которые рисковали отправиться на тот свет гораздо чаще других. Нина и сама боялась таких пациентов, всегда переживала за них. Главврач сразу сказал подчинённой, чтобы она не вздумала занимать место в палате. Велела её положить в коридоре, потому что старушка всё равно до утра не дотянет.

«У нас в пятой есть место». Нина поспешила поставить Сергея Вячеславовича в известность. «Я в курсе обстановки в моём отделении», — недовольно заметил главврач. «Нечего со старичьём возиться. Вдруг привезут того, кому действительно нужна помощь». — сказал он. «Куда ты его положишь? Ко мне в кабинет или на проходе? В коридор, бабку, понятно?» — ещё раз командовал он. Нина поспешно закивала. Потом смотрела на спину уходящего начальника, и по её телу неприятной толпой пробежали мурашки. Всё это таким тоном он говорил, как будто хлистал словами по телу. И достаточно громко. Нина надеялась, что больная этого не слышала.

Кому приятно слышать о таком отношении к себе? А ещё, если ты при смерти. Девушка посмотрела на пациентку. Бабушка лежала на кушетке без движения. Нина испуганно к ней подскочила. Старушка открыла глаза и улыбнулась. Медсестра облегчённо выдохнула. Потом она заполнила карточку и проводила бабушку в палату. Хотела ей предложить на кресле отвезти её, но-то отказалась. Сказала, что ещё есть силы, не хочет чувствовать себя беспомощной обузой. Зинаида Семёновна медленно шла. Медсестра поддерживала её за руку и не торопила, просила не спешить.

Пожилая женщина сразу почувствовала, что это хороший человек. И да, слышала она, о чём говорил врач. «Ничего приятного, но что поделаешь. Не все люди считаются со стариками. Вот и этот доктор, видимо, считает, что вечно будет молодым. Хотя и сам уже не первой свежести». Утром Сергей Вячеслав ведь уже и не помнил о какой-то бабушке, которая испортила ему настроение в конце вчерашнего рабочего дня. Такие рабочие моменты быстро вылетают из головы. Но с утра другие пациенты поспешили испортить ему настроение. Причём только начался рабочий день, а уже двое пришли с жалобами. Вот в такие моменты он не любил крутых и наглых пациентов, которые начинали свои права качать.

Главврачу пожаловались на то, что в процедурном кабинете нет медсестры. «Вечно всё не так», — злился Сергей Вячеславович. «То рука им тяжёлая, то некому ширнуть их». Доктор пошёл на разборки. Начал с процедурного кабинета. В коридоре, как всегда, была очередь. «Всё тут рядом, нет выстраиваются». Пошумел на больных, чтобы по палатам сидели, а не в коридоре стояли. А то привыкли. Это же не поликлиника. Кабинет был открыт, но пуст. Даже спрашивать не стал, давно ли ждут медсестру. Посмотрел на часы. Никто никуда не опаздывает.

Утренние процедуры ещё успевают получить. «Паникуем, чего?» — недовольно спросил главврач. «Всё сделают. Нет медсестры, значит, другими больными занимается». Сергей Вячеславович пошёл по отделению и нашёл Нину в палате. Он был в шоке. Медсестра сидела у кровати вчерашней пожилой пациентки и кормила её с ложечки. Тут же вспомнил свои распоряжения. Он же ясно сказал, чтобы в палату её не ложили.

Главврач был взбешён тем, что его указания не выполнили. Медсестра его ослушалась, а сейчас всех бросила и возится с этой старухой. К его удивлению, пожилая женщина уже пришла в себя и не была похожа на умирающую. Но он был зол и начал ругать подчинённую, что она не выполняет свою работу. «Почему отсутствуете в процедурном кабинете?» — отчитывал медсестру он. «Там больные жалуются. Это что за детский сад здесь?» Нина объяснила, что у пациентки стало лучше. Утром она прошла УЗИ, там ничего серьёзного не показало. Похоже на острый приступ гастрита. «И что? Это повод всех бросать?» Ещё больше разозлился Сергей Вячеславович. «На диету посадить, а не кормить из ложки!» Нина начала объяснять, что пациентка была обессилена.

До того, как попала в больницу, дома лежала, помочь некому. Приготовить себе не в состоянии была. Медсестра считала своим долгом покормить её. Тут Сергей Вячеславович начал других больных отчитывать. «Чего они лежат и не помогут старушке? Ходячие же. Всё равно нечего делать. Почти на отдыхе. Приходится медперсоналу такой ерундой заниматься. Устроил разнос всем в палате. Народ затих, и одна женщина поспешила к кровати бабушки. Нина уже побежала в процедурную. Мужчина собрался уходить, и тут бабушка подала голос. «А на лекциях ты был поскромнее, Серёжа», — сказала она ему. У Сергея Вячеславовича всё похолодело внутри. Как будто бабушка не голосом к нему обратилась, а шокером его ударила. Главврач посмотрел в лицо пациентки и побледнил. «Зинаида Семёновна?» — тихо пробормотал он. Пожилая женщина покачала головой.

Он растерянно улыбнулся и подошёл к ней поближе. Пациентка, которая была готова заменить медсестру, поспешно вернулась на своё место. А Сергей Вячеславович стоял и смотрел на Зинаиду Семёновну. Он узнал в старушке своего преподавателя в ВУЗе. Двадцать лет уже прошло, сейчас в голове отмоталось время назад, и он снова почувствовал себя студентом. Пацаном, который стоял, опустив голову перед строгой Зинаидой Семёновной.

Да, она была иногда строгой, но только по делу. Её любили все студенты. Чтобы весёлую и жизнерадостную преподавательницу довести, нужно было постараться. Она любила свою работу. Она так вела лекции, что все слушали её с открытыми ртами. Это был его любимый преподаватель. Наверное, только из-за её предметов он и остался в университете. Родители его в мед отправили. Он не горел желанием стать медиком. Учился в школе хорошо, химию и биологию любил, но видел себя где-то в другом месте, а мама сказала, что врачом нужно.

Он без проблем поступил, чтобы родители отстали. Кое-как учился, думал бросить. А потом пришла Зинаида Семёновна, и он втянулся. Ему понравилось. Всё как-то легко пошло, но только на её предметах. На остальные он забивал. В итоге дошло до того, что его собирались отчислить, а он уже и не знал, хочет он учиться или нет. С одной стороны, не хотел напрягаться, что-то решать, чтобы его не отчислили. А с другой стороны, он уже хотел стать врачом. Правда, не был уверен, что у него что-то получится. Считал, что врач должен быть по призванию. А у него не было этого признания, когда поступал в университет.

И Зинаида Семёновна вызвала его на взрослый разговор. Отчитала его. Сказала ему, что видит в нём потенциал. Из него мог бы получиться хороший врач. Вот только за голову нужно взяться. А Сергей сказал, что он уже пытался взяться, но ему не хотели давать шанс. В доконате сказали, что поздно. Конечно, можно было с этим поспорить, но это же сложно. Искать решение, бегать за преподавателями. А времени в обрез. Зинаида Семёновна тогда сказала, что поможет ему. Она со всеми договорится.

Хоть нерадивый студент и не сдался вовремя, но ему отодвинули сроки, и он не вылетел из университета. Возможно, он бы и без помощи Зинаиды Семёновны справился, но он в этом сильно сомневался. Во-первых, она тогда подружески с ним поговорила, вселила в него уверенность, что у него всё получится. Во-вторых, она сама со всеми договорилась. У него, безбашенного парня, не хватило бы смелости и желания ходить и унижаться. Поэтому он всегда считал, что именно благодаря ей он стал врачом, хорошим врачом. Ведь он помнил, что ему сказала тогда Зинаида Семёновна. Она видит в нём потенциал хорошего специалиста. Теперь они поменялись ролями.

Бывшая преподавательница была в роли студента, чья судьба решалась в его отделении. И он, в отличие от неё, не помог ей, а велел выставить в коридор, как уже ненужный материал. И, может быть, только благодаря тому, что медсестра его ослушалась, Зинаида Семёновна жива. Главврачу было стыдно. Потом он сделал всё, чтобы пожилой женщине было комфортно, и в его отделении они и заботились. Оказалось, что живёт бывший преподаватель очень бедно, как бывает в случае людей, которые всё отдают своей профессии.

Так случилось и с Зинаидой Семёновной. После развода с мужем она вся ушла в работу. Детей не было. Дальние родственники ею не интересовались. Жила она одна, скромно, на маленькую пенсию. После выздоровления Сергей Вячеславович отвёз пожилую женщину к ней домой. Там увидел удручающее зрелище. Ремонта давно не было. В силу возраста Зинаида Семёновна не могла им заниматься. Порядок наводила, как могла. Но из-за сырости в квартире стоял неприятный запах. Окна были совсем старые. Можно представить, как здесь холодно было зимой. Их давно бы следовало заменить.

Бывший студент посчитал своим долгом помочь своей любимой преподавательнице. С тех пор главврач изменился. Стал вести себя скромнее. Коллегам и пациентам теперь был более внимателен. Ведь он выбрал эту профессию, чтобы помогать людям. О людям важно и хорошее слово. Пациенты были довольны главврачом. И в коллективе стала совсем другая атмосфера. Старушка навела порядок в голове у зазнавшегося главврача. Спасибо всем за внимание и до новой встречи.

Оставьте комментарий